Клуб коллекционеров старинного стекла
Главная | Мишеронский стекольный завод Костеревых - Форум | Регистрация | Вход
Личные сообщения() · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Есаул 
Форум » Полезная информация » Стекольные заводы/ фабрики » Мишеронский стекольный завод Костеревых (во Владимирской губернии)
Мишеронский стекольный завод Костеревых
МонахДата: Пятница, 28.10.2011, 15:42 | Сообщение # 1
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
"ПОСТАВЩИК ДВОРА ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА"
(из истории стеклянного дела купцов Костеревых во Владимирской губернии)

В 1835 г. московские купеческие дети, братья Андрей, Анисим и Семен Григорьевичи Костеревы купили в Селищенской волости Покровского уезда в вечное владение 3000 десятин земли у титулярного советника и кавалера М.А.Кустаревского1 и в том же году приступили к строительству своего первого стеклянного завода на р. Мишеронке.
В 1837 г., когда завод был построен и запущен2, во Владимирской губернии работали 30 стеклянных заводов3, но в Селищенской волости Костеревы были первыми и единственными стеклозаводчиками. В Государственном архиве Владимирской области (далее ГАВО) найдены документы по трем селищенским стеклянным заводам Костеревых - Мишеронский (1835), Лекцерский (1847) и Подболотский (1847). Самый крупный из них - Мишеронский (Фото 1), первым управляющим которого был С.Г.Костерев. Он же построил Лекцерский и Подболотский заводы4.


Фото 1.
Мишеронский
стеклянный завод
(нач. XX в.).

(архив поселка
Мишеронский)

В 1858-60 гг. произошли три важных события. В 1858 г. А.Г.Костерев построил Серженский стеклянный завод близ с.Копнино в Переяславском уезде5. В этом же году в возрасте 60 лет6 умер его младший брат Семен Григорьевич, а через два года, в 1860 г., умер сам Андрей Григорьевич7, прожив 67 лет. Управление двумя заводами С.Г.Костерева взяла на себя его жена с сыновьями, а новым Серженским заводом - Никифор и Иван Андреевичи, сыновья А.Г.Костерева.
Несмотря на большие утраты, наследники сумели не только удержать производство, но и, по сведениям, собранным за 1865-1893 гг.8, практически постоянно участвовали в отечественных и всемирных выставках, завоевывая различные награды или авторитетные похвальные отзывы.
В 1865 г. на Московской выставке русских мануфактурных изделий свою продукцию представлял Подболотский завод. В то время на нем работали 50 человек. Ежегодный оборот завода составлял до 40 тыс. руб. серебром. Изделия сбывались преимущественно в Москву по ценам от 5,5 до 20 коп. за винную бутылку9.
В 1867 г., как и 1858, произошли перемены. С одной стороны, большой успех - на Всемирной выставке в Париже Никифор и Иван Андреевичи представили изделия Мишеронского завода10, что позволило ему войти в число лидеров отечественного стеклянного производства. Но вскоре после выставки Никифор Андреевич потерял своего главного компаньона - в возрасте 50-ти лет умер его брат Иван Андреевич7. Три сына И.А.Костерева - Николай, Иван и Владимир - продолжили дело своего отца.
В 1870 г. на Всероссийской мануфактурной выставке в С-Петербурге потомственные почетные граждане Н.А.Костерев и его племянники (старшему из которых, Николаю Ивановичу, был 21 год) представили продукцию трех своих заводов - Мишеронского, Серженского и Воскресенского в Ярославской губернии ("колпаки стеклянные, листовое оконное зеленое стекло, бутылки для вина") - и были награждены серебряной медалью "За отличное качество и хорошую выделку бутылочного стекла"11. Подболотский стеклянный завод также участвовал в этой выставке и его владельцы, Костерева А.Е. с сыновьями, были удостоены бронзовой медали "за доброкачественность бутылок разных сортов, при умеренных ценах"11.
1873 год. Три стеклянных завода купцов Костеревых производят в год до 6 млн бутылок и до 2 тыс. ящиков оконного стекла. Рабочих 2 тыс. чел. Продукция этих заводов была представлена на Всемирной выставке в Вене12.
1877 год. Н.А. Костерев с одним из своих молодых племянников, Иваном Ивановичем, совершает большое турне за границу для изучения опыта известных заводов Германии, Франции и Англии. Знакомство с мировыми достижениями стекольного дела принесло свои плоды, обеспечив успешное развитие собственного производства.
1878 год. Всемирная выставка в Париже, где Н.А.Костерев с племянниками были награждены серебряной медалью13. Это был последний год жизни потомственного почетного гражданина и кавалера, мецената Никифора Андреевича Костерева7. Он умер в день своего рождения, 1 октября, прожив 60 славных лет. Будучи крупнейшим российским стеклозаводчиком, Никифор Андреевич оставил о себе и светлую память мецената, устроителя каменной Покровской церкви в с.Власовском Селищенской волости Покровского уезда, пожертвовав на ее строительство и украшение 101 тыс.815 р. серебром, за что в 1868 г. был награжден орденом Святой Анны 3 степени6.
1880-е годы для купцов Костеревых были временем не только наивысшего признания их заслуг, но и потерь. В 1884 г. умерла владелица Подболотского завода, Костерева А.Е. Продолжать дело было некому, т.к. младший сын умер ранее, а старший после смерти матери записался в мещане.
1882 год. Всероссийская промышленно-художественная выставка в Москве. И вот, наконец, долгожданная и заслуженная высочайшая награда - потомственные почетные граждане братья Николай, Иван и Владимир Ивановичи Костеревы за высокие качество изделий и уровень производства получили право изображения государственного герба Российской Империи на вывесках, фирменных бланках и изделиях своих заводов. В похвальном отзыве этой выставки сказано: "за прочное, отличное и изящное производство бутылок всевозможных видов и для разного употребления, а также в уважение к особенной заботливости о благосостоянии рабочих"14.
1893 год. Всемирная Колумбова выставка в Чикаго. Заводы братьев Костеревых не принимали участия в этой выставке, но были отмечены высокой похвалой в докладе - "старинное и, можно сказать, артистическое производство бутылок"15.
В 1898 г. братья Николай и Иван Ивановичи Костеревы решили выделить свое дело и создали Товарищество стеклянных заводов "Братья Н. и И. Костеревы"5, не включив в число его учредителей младшего брата Владимира. В состав Товарищества вошли два их наиболее крупных стеклянных завода Владимирской губернии - Мишеронский и Серженский.
В 1900 г. заводы Костеревых не найдены в списке участников Всемирной выставки в Париже, но в докладе комиссии Русского Отдела выставки они были отмечены высочайшей похвалой - "На заводах Т-ва Бр.Костеревых производство бутылок … достигло вполне художественного совершенства, и бутылочный товар этих заводов считается в настоящее время в России самым лучшим по качеству и форме"16.
В Приложении к статье представлены некоторые изделия из фотоколлекции автора.
1901 год был годом триумфа для стеклозаводчиков Костеревых, сумевших довести дело своих предков, начатого 65 лет назад, до совершенства. По высочайшему утверждению потомственные почетные граждане братья Николай и Иван Ивановичи Костеревы за высокие качество изделий и уровень производства получили звание "Поставщик Двора Его Императорского Величества" с правом изображения соответствующего символа на вывесках и изделиях своих заводов, на всех фирменных бланках, визитных карточках и т.д. (Фото 2, 3). Это звание присваивалось "за состояние производства и влияние на жизнь страны", и "за весьма чистую отделку, новейший фасон, доступные цены"17.


Фото 2.
Изображение государственного герба
на Удостоверении "Поставщика Двора
Его Императорского Величества"15


Фото 3.
Угловой штамп на документах
Мишеронского завода.
В правом верхнем углу указан символ
звания придворного поставщика и год
его присвоения.

Получение этого самого высокого звания означает, что заводы купцов братьев Костеревых непрерывно в течение не менее 8-10 лет, в соответствии с установленными правилами, исполняли заказы императорского двора (Фото 4), участвовали в выставках, перечень которых утверждался императором, и получали награды или упоминались в официальном документе "Список экспонатов, удостоенных похвальной грамоты", и не имели ни одной рекламации17
Звание придворного поставщика было в то время в России высшей формой признания заслуг в торгово-промышленной деятельности. Оно присваивалось владельцам предприятий и только на время выполнения ими заказов для нужд императорского двора, не передавалось по наследству. Не принося прямых выгод и даже требуя определенных затрат, в первую очередь, на поддержание сравнительно низких цен при поставках своей продукции, звание означало лучшую рекламу товаров и услуг, что, в конечном счете, способствовало процветанию предприятия. Поставщики императорского двора составляли элиту торгово-промышленного мира Российской империи17.
После смерти братьев Николая и Ивана Ивановичей Костеревых в начале XX в. их богатое наследие могло быть потеряно из-за семейных неурядиц. Но, благодаря племяннику Костеревых, дворянину П.П.Блинову (фото 5), было спасено - он выкупил все наследство, и не только сохранил высокий уровень качества изделий, но и сумел организовать развитие производства, сохранив традиции предыдущих владельцев завода по заботе о рабочих и их семьях.


ЛИВАДИЯ.
ИМЕНИЕ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА
(Удельное ведомство - прим. автора)


ПОГРЕБ ВЫСОЧАЙШАГО ДВОРА
(Зимний дворец - прим. автора)




Фото 4. Находки жителей поселка Мишеронский (Шатурский р-н Моск. обл.)
верхний ряд: стеклянные печати с государственным гербом, сколотые с бутылок
(найдены жителем поселка Мишеронский во дворе своего дома возле территории завода).
нижний ряд: винная бутылка с печатью "ПОГРЕБ ВЫСОЧАЙШАГО ДВОРА"

По сведениям о Мишеронском заводе: к 1909 году объем продукции составил 5244365 ед. на сумму 363301 руб. 18 к. В 1912 г. для печи на 10 горшков были установлен паровой котел, построена железнодорожная ветка от завода на ст. Кривандино (ж/д Москва-Арзамас), в 1913 керосиновое освещение завода было заменено электрическим, в 1914 вместо дровяного топлива стал использоваться торф. Завод содержал двухклассное училище Министерства народного просвещения для детей рабочих, приемный покой с постоянным фельдшером и еженедельным посещением врача, выделял безвозмездную помощь рабочим и семьям призванных на военную службу"18. На полном обеспечении завода оставалась церковь на территории поселка, построенная прежними владельцами завода в 1902 г., в здании которой размещались церковно-приходская школа, библиотека и комнаты для учителей.


Фото 5.
Правление Товарищества
стеклянных заводов
"Братья Н. и И. Костеревы"
в Москве.
Начало XX в.
(архив поселка
Мишеронский)
Нижний ряд, 6-й слева -
Председатель правления,
личный дворянин
П.П.Блинов.

Оставаясь придворным поставщиком, Товарищество продолжало обеспечивать вино-водочной посудой и прежних своих заказчиков, крупнейших виноторговцев - Арабажи, Бауэр, Вильборн, Депре, Елисеев, Голицын, Леве, Лемер, Смирнов, Трубецкой, Христофоров, Шустов, и др.18, некоторые из которых тоже имели звание придворного поставщика (Депре, Голицын, Елисеев, Смирнов, Шустов) 17.
В 1918 г. заводы Товарищества были национализированы Декретом СНК от 28(15) июня 1918 г."19. Мишеронский завод сохранился, но был перепрофилирован в советское время на листовое стекло (завод "Пионер"). Судьба Серженского завода пока не изучена.
На основе большого материала, собранного автором в разных архивах, построена родословная купцов Костеревых с XVIII в., а также готовится к изданию книга по истории их семейства и стеклянным заводам в бывшей Селищенской волости.
Автор выражает большую благодарность В.А.Антонову (Владимиро-Суздальский музей-заповедник, г. Владимир) за предоставленные материалы по отечественным и зарубежным выставкам, в которых участвовали купцы Костеревы.

ПРИЛОЖЕНИЕ. Из фотоколлекции автора статьи:
Продукции заводов купцов Костеревых из музеев, антикварных салонов и личных коллекций (собрано автором статьи).


Для Тов-ва П.А.Смирнова


"Генерал Скобелев"


"Эйфелева башня"


«Мужик»


«Турок»


«Рыба»


«Медведь» (белое костяное стекло)


«Медведь» (зеленое стекло)


«Медведь» (черное костяное стекло)


Музей изделий Мишеронского стеклянного завода купцов Костеревых на территории бывшего завода «Пионер» (музей не сохранился). Фото В.С.Каёткина (п. Мишеронский).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. ГАВО. Ф.40 Оп.1 Д.9312 Л.1
2. ГАВО. Ф.14 Оп.3 Д.81, Т.1 Л.69об
3. Владимирские Губернские Ведомости. 1837 №29. Ч. неоф.
4. ГАВО. Ф.40 Оп.1 Д.12664 Л.1
5. Владимирская энциклопедия. Владимир. 2002.
6. 230-летие церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Краеведческий сборник по истории Покровской церкви. 1776-2006. Шатурский р-н Моск. обл., село Власово. 2007. (http://selvolostj.narod.ru).
7. Московский некрополь. С.-Петербург. 1907-1908.
8. В.А.Антонов. Реклама конца XIX- начала XX вв. Об участии владимирских предпринимателей в международных выставках. В сб. Материалы областной краеведческой конференции (14 апреля 2006 г.). Т.1. с.85-93
9. Указатель Московской выставки русских мануфактурных произведений 1865 года. М., 1865.
10. Всемирная выставка в Париже 1867 г. Русский отдел: Указатель. СПб. 1867.
11. Владимирские Губернские Ведомости. 1870 №31.
12. Всемирная выставка. Вена. 1873 г. Указатель русского отдела на Всемирной выставке. СПб. 1873.
13. Владимирские Губернские Ведомости. 1878 № 49. Ч. неоф.
14. Указатель Всероссийской промышленно-художественной выставки 1882 года в Москве. М., 1882.
15. Всемирная Колумбова выставка в Чикаго 1893 г. Фабрично-заводская промышленность и торговля России./ Под ред. Проф. Д.И.Менделеева. СПб. 1893.
16. Россия в конце XIX века. Сборник под общей редакцией В.И.Ковалевского. Издание Высочайше утвержденной комиссии по заведыванию устройством Русского Отдела на Всемирной выставке в Париже и Министерства финансов России, 1900 г.
17. Соколов А.Р., Раскин Д.И. Поставщики императорского двора - элита торгово-промышленного мира Российской империи. Федеральный комплекс Кремлевский. Выставка "государственные символы России. Российский поставщик: история и современность". 2004. (http://www.kremlin-guild.ru).

Источник


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
МонахДата: Суббота, 29.10.2011, 12:11 | Сообщение # 2
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
Возможно что-то повторится, но и будет что-то новое и полезное! И так! Еще инфа по Костеревым, только из другого источника.

хроника развития Мишеронского завода Костеревых
Истоки стекольного дела во Владимирской Мещёре

История возникновения и развития стекольного дела во Владимирской губернии неразрывно связана с фамилией стеклопромышленников Мальцовых, ставших известными в России ещё в первой половине XVIII века. В связи с угрозой истребления лесов на топливо Указом Правительствующего Сената от 1747 года за подписью императрицы Елизаветы Петровны категорически запрещалось строить в ближнем Подмосковье новые стекольные (по-старому - стеклянные) заводы и было «повелено фабрики расстоянием от Москвы 200 вёрст снести вообще». В поимённом списке размещённых здесь предприятий значилась также находящаяся в Можайском уезде стеклянная и хрустальная фабрика Мальцовых. Этот запрет сохранил свою силу и в следующем столетии. «Свод законов Российской империи, повелением государя императора Николая Павловича составленный» в главе первой раздела 2 «О праве учреждения промышленности фабричной и заводской» статьей 39 предусматривал:

«Въ столицахъ и губернiяхъ столичныхъ запрещается устраивать вновь заведенiя, предполагающiя въ действiи своемъ великое число рукъ и употребленiе въ знатномъ количестве дровъ» (1805 Iюн. 13 (21791) ст.2).

Взоры Мальцовых устремились в сторону Владимирских земель, природные условия которых были весьма благоприятными для развития стеклоделия. В недрах мещёрской земли имелись месторождения мелкого кварцевого песка, пригодного без переработки для плавки стекла, богатые залежи известняков и высококачественных огнеупорных глин. Повсюду стояли нетронутые лесные массивы, располагались обширные озёра и зыбкие торфяные болота, протекали многочисленные реки и ручьи. Географическое положение Мещёры в междуречье Оки и Клязьмы обеспечивало необходимые условия по завозу потребного для производства сырья и сбыту стеклянной продукции в близлежащих крупных городах - Москве, Владимире, Рязани и Нижнем Новгороде. В 1755 году в край Владимирской Мещёры приехал Аким Мальцов, а уже к осени следующего года завершилось строительство двух заводов на реке Гусь. На одном из них стали варить хрусталь, а возникший рабочий посёлок с тех пор стал именоваться «Гусь-Хрустальный». В 1765 году в России насчитывались всего двенадцать стекольных предприятий, но спустя всего десятилетие количество их увеличилось в семь раз! В 1776 году в России действовало 86 стекольных заводов.

В 1812-1814 годах во Владимирской губернии имелось уже 22 стекольных завода. В соседней Рязанской губернии их было шесть, и располагались они преимущественно в Касимовском уезде, приграничном с Владимирской губернией. Таким образом, в начале XIX века в Мещёре была расположена пятая часть отечественных предприятий. Во Владимирской губернии среди помещиков лесных угодий (дач) началась «строительная лихорадка», особенно в тех местах, где сбыт лесоматериалов оказался затруднительным в силу отдалённости от главных губернских дорог. Экономисты того времени определяли стоимость завода по выработке зелёного стекла в 2250 рублей с годовым доходом предприятия в 3000 руб. серебром. Прибыль крупного завода «бемского» стекла составляла до 25-ти тысяч рублей ассигнациями. Среди помещиков, которые занялись стекольным делом, выделялись - Бахметьевы, Дубенские, Кайсаровы, Небольсины, Панфиловы, Рамейковы. Владимирские купцы брали в аренду у помещиков пустовавшие земли (пустоши), покупали лесные делянки (дачи), вкладывали свои капиталы в строительство новых предприятий. Некоторые, что побогаче, приобретали уже действующие стеклянные (хрустальные) заводы. В Судогодском уезде возникли заводы разного профиля (посудное, листовое, оконное, ламповое стекло; бутылки и питьевая посуда; зеркальное стекло и зеркала; прочие стеклянные изделия), приближаясь к району деятельности промышленников Мальцовых. Среди первых купцов-стеклозаводчиков были Яков Барсков, Фёдор Безбородов, Иван Воронов, Ефим и Пётр Широкие, Лукьян Якунчиков, купчиха Вера Степановна Коняшина.

Государственные (казённые) стекольные заводы во Владимирской губернии не размещались. Все они были частновладельческими. Территориально и по владельцам заводы в начале XIX века подразделялись следующим образом:


*Примечание: этот завод основала жена тайного советника Аграфена Алексеевна Страхова около деревни Дубна (ныне Орехово-Зуевский район Московской области). На заводе были задействованы 2 печи, работали 36 крепостных крестьян и 7 вольнонаёмных мастеров. Вырабатывались бутылки для шампанских вин, которые полностью сбывались в Москве.

В заключение главы заметим, что становление стекольной промышленности во Владимирской Мещёре проходило не столь гладко, как кажется на первый взгляд. Бывали случаи разорения и закрытия частных фабрик по разным причинам, а также случаи их убыточной работы, например, знаменитая Гусевская фабрика.

Её владелец, молодой барин Сергей Иванович Мальцов, внук того самого Акима Васильевича Мальцова, по матери ещё и князь Мещёрский, был воспитан в аристократическом духе, почти постоянно проживал в столичном Петербурге, а в свою вотчину Гусь наезжал весьма редко.

Чтобы почувствовать атмосферу того времени, а это первая половина XIX века, окунуться в дела и заботы людей, живших тогда, позволим привести с небольшими сокращениями одно из писем Сергея Ивановича Мальцова. Какое живое, образное и ясное изложение мыслей!

Итак: «... письмо твоё, любезный и неоценимый друг, дошло до меня и доставило мне первую минуту наслаждения с самого выезда из Петербурга, где, как ты знаешь, кроме скуки, неудовольствий, сплетней и низких интриг, с некоторых пор, я не встречаю ничего другого. Ныне местопребывание моё весьма непоэтическое: речка Гусь, сыпучие пески, дремучие леса и топкие болота... В романах, особенно английских часто описываются покинутые мызы и замки, где, как тени, бродят немногие престарелые слуги давно почивших владельцев; такие описания наводят на душу какое-то тягостное уныние: всё мертво, живёт одно воспоминание, и оно, употребляю сравнение поэта, как полип в пучине морской, когда замолкнет буря, распростирает широкие свои ветви. Я испытываю здесь вполне схожее чувство, которое становится ещё тягостнее от мрачности окружающей природы и несносной сухости занятий. Часов двенадцать в сутки убиваю сном, но и остальное время, раздробленное на периодические приёмы пищи, тяготит меня, как тяготит тяжкий грех робкую совесть преступника. Хотя в чём я виноват?

Ты знаешь... Есть люди, чуждые всего прекрасного и возвышенного, которые счастливы везде, где удовлетворяется низкая страсть их к корыстолюбию, они наслаждаются, когда каждый грош их, как доброе семя, насаженное на ниве торговой деятельности, пускает росток, зреет, приносит жатву и потом, сам-десят, возвращается в удушливое уединение их железных сундуков. Если б я принадлежал к числу сих реалистов !.. Дела так плохи, что главная Гусевская фабрика, при которой находится до шести сот душ работников, дала доход с отрицательными показателями. Имею 14 тысяч убытку... Что будет впредь - не знаю, а доброго, по крайней мере, в нынешнем году, ожидать нельзя... Заговор мастеровых, о котором писал тебе, до сей поры не раскрыт. Всё бы бросил, и сам бы бежал, если бы семейные обстоятельства не возлагали на меня обязанности пещись о возможном устройстве дел и сохранения имения... Грущу без тебя. Ты один всё понимаешь. Твоя беседа всегда вливает в душу сладостную отраду. На лоне дружбы твоей сердце успокаивается, и в очаровательном забвении оно порою готово верить, что есть счастье в здешнем мире.

Твой, действительный статский советник и камергер высочайшего двора Мальцов. Село Гусь. 26 июля.

P. S. Да, у нас здесь земский суд ловит каких-то беглых людей (по циркулярному отношению губернатора, которое при сем прилагаю), обрати внимание, любезный друг, на описание беспалого злодея. Экие страсти кругом!»

Так вот, Сергей Иванович Мальцов, по молодости удручённый неурядицами, впоследствии не только расширил производство на Хрустальном заводе, но и организовал «Мальцовский промышленный район» (смежные уезды Орловской, Калужской и Смоленской губерний), главным образом по притоку реки Десны - Болве и превратил его в центр машиностроения. Здесь были изготовлены первые в России рельсы, паровозы, пароходы, винтовые движители. В 1875 году он организовал акционерное общество, объединившее уже около тридцати предприятий. В 1893 году, в возрасте 92-х лет, статский советник и камергер высочайшего двора Сергей Иванович Мальцов, имевший в молодости общие интересы с покровским соседом Семёном Костерёвым, закончил свой жизненный путь.
Технология выработки стеклянных изделий

Стекольное производство до второй половины XIX века было традиционным по своей примитивной технологии. Основные производственные подразделения размещались в деревянных бревенчатых сараях (гутах), построенных из хвойной древесины. В отдельных, но также в деревянных строениях, размещались кузницы, слесарные и ящичные мастерские, склады для сырья и готовой продукции.

Технология выработки стекла (хрусталя) практически не отличалась на всех действовавших тогда заводах. В деревянном здании гуты (гутты) в большой круглой печи со сводами в глиняных горшках варилось стекло. Горшковые печи работали на дровяном топливе, которое предварительно обезвоживалось в специальных сушильных печах. Затем сухие дрова загружались в отопительные системы печей - шурники. Горшки изготавливались в гончарне из огнеупорной глины и имели, как правило, коническую форму высотой и диаметром один метр, зауженную к основанию. Естественная сушка горшков обычно продолжалась 5-6 месяцев, затем они обжигались в опечках.

Горшковая печь была круглой, с деревянным круговым верстаком для мастеров и баночников. По периметру печи были симметрично расположены рабочие окна (летки) по числу горшков в печи. Перед каждой леткой лежали чугунные плиты (шустаны), служившие для предварительной обработки стекла, набранного на мастеровую трубку. Стекло варилось из шихты, которая составлялась из белого (кварцевого) песка, мыльной шкварки, поташа, соломенного пепла, глины, древесного угля и мелкого каменного угля в определённых пропорциях друг к другу по указанию составщика. Смешивание шихты производилось в деревянных корытах. Затем готовая однородная шихта смешивалась со стеклобоем, засыпалась в горшки и начиналась варка стекла.

Температура в горшковой печи доводилась до 1400-1500 градусов по Цельсию. Стекловары металлическими шестами перемешивали в горшках расплавленную стекломассу и скребками снимали с её поверхности накипь. Варили стекло 36 часов, а затем в течение 10-14 часов происходил процесс обработки стекломассы из горшков. Вместимость каждого горшка достигала до 12 пудов сваренного стекла. Затем около 14 часов происходила новая наварка стекломассы в горшки.

У каждого горшка работали один баночник и два мастера. В гуте у большой печи стоял испепеляющий жар и густо чадило копотью. Гутные мастера, подмастерья или, по-другому, баночники, обутые в деревянные колодочки, таскали из печных окон расплавленное стекло и передавали стеклодувам. В гуте под потолком плавал сизый угарный дымок. Стеклодувы железными трубками брали из горшков - толстостенных сосудов - вязкое, как мёд, стекло и выдували огнистый шар. Потом опускали в форму, чтобы обратить его в штоф, графин, бокал, рюмку... Нередкими были случаи, когда рабочие у огнедышащих печей буквально валились с ног от теплового перегрева. Таких «сомлевших» оттаскивали в дальний угол гуты и усердно отливали холодной водой до приведения человека в чувство.

Еще хуже было работать в составном отделении завода. В деревянных корытах (колодках) рабочие лопатами перемешивали шихту - смесь соды, песка, поташа и других компонентов, из которых варили стекло. Условия работы здесь были неимоверно тяжёлые - рабочие задыхались от удушливой пыли. От такой работы редко кто из них доживал до старости...

Современники отмечают повсеместное использование на стекольных заводах женского и детского труда - дешёвой рабочей силы. На стекольном производстве малолетние рабочие выполняли разнообразные операции, а те, что постарше, работали учениками баночников. Стеклодувы - баночники выдували из стекла, взятого на трубку из дойницы, только первый пузырь. Затем мастеровой по стеклянным изделиям придавал этой «банке» форму. Мальчики помоложе занимались тем, что принимали от мастеров посуду и относили её к обжиговой печи.

Процесс варки стекла с последующим изготовлением изделий происходил способом, требовавшим от рабочего-стеклодела большой физической силы, выносливости и сноровки. Вот как описывают начальный этап процесса изготовления листового стекла, происходивший на одном из заводов Владимирской губернии:

«Вся техника - это двухкилограммовая металлическая трубка, которая в течение 12 -14-ти часового рабочего дня почти не выходила изо рта и мозолистых рук мастера. Чтобы горячая трубка не обжигала руки, на половину её надвигался цилиндрический мундштук - попышталь... Баночник, изгибаясь от пышущей жары из окна горшковой печи, брал на конец трубки жидкое, вязкое стекло, уравнивал небольшой стеклянный шар - банку, слегка охлаждал её и передавал трубку с банкой мастеру, который набирал из горшка ещё жидкой стекломассы и, дуя в трубку, делал пульку. Она имела вид большой капли, полой в верхней части, но с толстым дном. Затем, разогрев в огне горшковой печи две пульки, мастер начинал мыкать в канаве между верстками и крутить в руках трубку с золотистым, мягким стеклянным шаром, вытягивая его постепенно тяжестью разогретого стеклянного дна пульки и воздухом из лёгких в большой цилиндрический баллон-халяву».

По объёму стекольного производства Владимирской губернии в XIXв. принадлежало первое место в России. На её долю приходилось до 20 % и более от общего объёма стекольной продукции, а именно: свыше половины всего произведенного хрусталя и более одной пятой листового стекла, десятая часть всей стеклянной посуды. Стекольный промышленный район Мещёры прочно занимал позиции одного из ведущих регионов стеклянного производства.

Прикрепления: 8085868.jpeg(20Kb) · 8716996.jpeg(47Kb)


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
МонахДата: Суббота, 29.10.2011, 12:13 | Сообщение # 3
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
Первенцы стеклоделия на Шатурской земле

Самое первое стекольное предприятие на территории современного Шатурского района возникло в конце XVIII века в юго-западной части Судогодского уезда близ села Пустоша (Гридино). Это была Летурская стеклянная фабрика, основателем которой был владимирский купец Иван Воронов. В 1797 год предприятие стало выпускать посуду и другие изделия из стекла. С 1816 года Летурская фабрика принадлежала генерал-майорше Е.А. Бибиковой, с 1822 года - действительному статскому советнику, камергеру и кавалеру Г.Г. Бибикову. Срок деятельности этого предприятия не был продолжительным. В память о нём с XIX века осталось лишь название местного урочища «Бибики», расположенного севернее села Пустоша. Ещё и сейчас там находят бутылки с товарным клеймом «Григорий и Пётр Бибиковы».

Ещё одно стекольное предприятие возникло в с. Братское Егорьевского уезда Рязанской губернии. В 1830-е годы московские купцы 1-ой гильдии, Почетные потомственные граждане Григорий Степанович и Спиридон Степанович Рыловы купили у местного помещика землю пустоши между деревнями Бабынино, Спирино, Шарапово. Эти деревни в настоящее время существуют и территориально входят в состав Шатурского района. Завод был построен неподалёку от рукотворного пруда (запруды), на берегу которого братья Рыловы построили добротный дом. Рядом располагались дома для рабочих, хозяйственные постройки. Они дали начало поселению стеклоделов, именуемое в дальнейшем - сельцо Братское. В начале своего существования на заводе работало всего 24 мастера-стеклодува и 8 учеников. В дальнейшем количественный состав работающих на заводе возрос. Ежегодно выпускалось 500 тыс. бутылок для вина, 275 тыс. - для шампанского, в том числе для английского 10 тыс. бутылок, для французского 8 тыс. штофов, 600 тыс. полуштофов, 25 тыс. четвертушек. В 1838 году винной посуды было выпущено на сумму 63 тысячи рублей, а год спустя - уже на 101 тыс. рублей. В 1858 году Братский стеклянный завод принадлежит уже купчихе Полетаевой. В дальнейшем, по-видимому, после отмены крепостного права в 1861 году завод прекратил своё существование, поскольку сразу же лишился дешёвой рабочей силы - крепостных крестьян (Смирнов В.И. «Мы - егорьевцы» - М. 1999г., с. 61).

Наиболее продуктивно развитие стекольной промышленности на Шатурской земле проявилось в «деле Костеревых». Это были покровские и московские купцы, Почётные потомственные граждане, которые осуществляли свою деятельность на ниве торговли и предпринимательства, а в XIX веке стали известными в России производителями изделий из стекла. Многие из купеческого сословия Костеревых были меценатами и попечителями - на свои средства возводили школы, больницы, церкви, содержали детский приют. В первой половине XIX века представителями династии купцов Костеревых в Селищенской волости Покровского уезда были построены три специализированных предприятия по выпуску винных бутылок и другой посуды:
Лекцерский стеклянный завод в урочище «Лексур» (по не подтверждённым архивными документами сведениям основан в 1824 году);
Мишуронский стеклянный завод недалеко от деревень Гармониха и Лемёшнево (основан в 1835 году);
стеклянный завод в пустоши Тювялиной около деревни Подболотная (основан в 1847 году).

В документальных материалах Канцелярии Владимирского губернатора в «Ведомостях о числе фабрик и заводов по Покровскому уезду Владимирской губернии» за 1826 год в деле № 3067, лист 81; за 1829 год в деле № 3225 в графе «действующие фабрики и заводы по Покровскому уезду» значится: стекольный завод, расположенный близ селения Гармониха владельца Н.А. Костерева.

В деле № 3223 за 1828 год по описи 1, том 2, лист 73 в «Ведомости стекольных заводов по Покровскому уезду» значится: два стекольных завода, один из которых принадлежит графине Уваровой, с 1825 года находится в бездействии из-за отсутствия материалов, и второй, принадлежащий А.А. Костереву, является действующим.

На Лекцерской (по некоторым архивным источникам - Легсерской) стеклянной фабрике производились бутылки для вина и другие изделия. В 1857 году здесь проживал хозяин - московский 2-ой гильдии купец Семён Григорьевич Костерев (03.02.1807г. - 28.07.1858г.). В сборнике «Дороги Российской империи» (Санкт-Петербург, 1863г.) в разделе «Владимирская губерния, Покровский уезд» (с. 158-161) приводятся сведения о населённых пунктах, расположенных вдоль просёлочного тракта от Московско-Нижегородского шоссе в г. Коломну (через г. Егорьевск), в том числе о Мишуронском и Лекцерском стеклянных заводах. Согласно приведенным в сборнике данным поселок «Стеклянный» при Лекцерском заводе, расположенном в 70 верстах от уездного города, состояло из 16 дворов, в которых проживало 152 человека (70 мужчин и 82 женщины). Этот посёлок упоминается также в сборнике «Списки населённых мест Российской империи. Изд. Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел (по сведениям на 1859г.) Т.6. Владимирская губерния. Ред. М. Раевский. Спб, 1863г., Покровский уезд». В «Указателе фабрик и заводов Европейской России» за 1881 год сведения об этом заводе уже не приводятся, поскольку он к этому времени прекратил своё существование.

После ликвидации Лекцерского завода его оборудование было передано на успешно действовавший и набиравший силу Мишеронский стеклянный завод. Заводские постройки и дома рабочих были разобраны и перевезены в Мишеронь. Таким образом, Лекцерский завод Костеревых явился предисторией Мишеронского завода, который именно поэтому ведёт свой отсчёт с 1824 года. Первое празднование 125-летия происходило в 1949 году, когда в Мишеронском ещё были живы мастера-стеклодувы, трудившиеся при Костеревых.

Возникновению стеклянного завода у деревни Подболотная предшествовало прошение московского 3-ей гильдии купца Семёна Григорьевича Костерева, поданного 22 мая 1847 года в Покровский земский суд о разрешении построить стеклянный завод на доставшейся ему по разделу с родными братьями московскими купцами Андреем и Анисимом Костеревыми даче, купленной совместно в 1835 году у титулярного советника Михаила Андреевича Кустаревского.

Рассмотрение прошения С.Г. Костерева в Покровском земском суде (8 стол, 3 отделение) состоялось 24 сентября 1847 года.

«Слушали: рапорт Покровского земского суда от 13 дня, полученный 15 сентября за № 5069 в коем изъясняет: сегодня мая 22 дня московский 3 гильдии купец Семен Григорьевич Костерев в поданном в оный суд объявлении писал: имеет он намерение построить стеклянный завод на доставшейся ему по разделу с родными его братьями московскими купцами Андреем и Анисимом Костеревыми даче, купленной им вообще с вышепоименованными братьями его в 1835 году у покровского помещика Михаила Кустаревского, состоящий Покровского уезда в пустошах Тювялиной и Ленцырской, притом просит по чрез кого следует под постройку завода места произвести им постройки испросить у губернского начальства разрешения, от суда дал знать, что местному его свидетельству к предположенному купцом Кустаревым на принадлежащей ему по разделу с братьями его даче заведении стеклянного завода препятствующих причин не открылось, равно опасности, вреда истекающего от того заведения с дачи его купца Костерева владельцам не предвидится, и присовокупил, что предположение Костеревым под постройку стеклянного завода место находится на расстоянии от селений тамошнего уезда: Лемешнево и Гармонихи в 8, Власовского в 7, Семеновского в 9, Подболотной в 4 и от г. Покрова в 59 верстах.

По сему в оном суде постановлено: как из предложения г. исправника видно, что к устройству купцом Семёном Костеревым предположенного им заведении никаких местных препятствий не имеется, то по сему на устройство одного по содержанию 1842г. т. XI о промышленности фабричной и заводской ст. 43 испросить дозволения у губернского начальства полное право.

Св. законов изъяснено в ст. 41 - запрещается строить в городах и выше городов по течению рек и протоков мануфактуры, фабрики и заводы в городах губернских, уездных и округах оных испрашивается дозволение губернского начальства. Будь проситель по званию своему или торговому свидетельству в праве содержать предполагаемое им заведение, будь учреждение оного согласно правилам в предшествующих статьях изложенными, то губернское начальство немедленно даёт разрешение и доводит о том в ведение Министра финансов по Департаменту мануфактур и внутренний торговли».

Разрешение Департамента мануфактур и внутренней торговли от 25 октября 1847 года считается датой основания стеклянного завода (фонд 40, том 1, дело 12664). После смерти С.Г. Костерева (1858г.) заводом и земельным наделом в 515 десятин у дер. Подболотной владела московская купчиха Александра Егоровна Костерева с сыновьями. Согласно сведениям, представленным в «Указателе фабрик и заводов Европейской России» (г. С.-Петербург, 1881, с. 334), на заводе была задействована одна стекловаренная печь, и здесь трудились 57 рабочих. Годовая производительность завода составляла 350 тыс. бутылок на общую сумму 14 900 рублей.

Возникновение небольших стекольных предприятий на территории Шатурской земли было порождено экономическими условиями того времени. И они, несомненно, внесли положительный вклад в развитие производства различных видов стеклянных изделий. Однако в интенсивном потоке развития зачастую проявлялась поспешность при основании предприятий. Доминирующее значение при их открытии придавалось наличию больших местных топливных ресурсов и дешёвого сырья. Но не всегда учитывались перспективы развития производства, которые были связаны с освоением водных ресурсов, альтернативных видов топлива, наличием дорог для круглогодичного подвоза сырья и вызова продукции и т.п. В более выигрышном положении оказались стеклопромышленники Мальцовы, сумевшие первыми объединить свои заводы, внедрить технологические новшества и, тем самым, повысить производительность стекловаренных печей и интенсивность труда рабочих. При этом существенно ограничивались конкурентные возможности у соседних мелких предприятий в части покупки более дешёвого сырья и сбыта готовых изделий. Неминуемым следствием этого был непродолжительный срок деятельности таких предприятий. Так случилось с Летурской и Лекцерской фабриками, Братским заводом и Костеревским стеклянным заводом около дер. Подболотная.

Подобная печальная участь постигла и небольшой стекольный заводик с печью на несколько стекловаренных горшков, который был построен неподалёку от д. Гармониха и принадлежал дворянам Уваровым. В справке Государственного архива Владимирской области от 18.06.1949г. (ГАВО 1828г., дело № 3223, опись1, т. 2, лист 73) говорится о том, что «... завод с 1825 года находился в бездействии из-за отсутствия материалов». Через несколько лет после постройки этот, так и не «оживший и оказавшийся ненужным завод», графиня Уварова передала Костеревым, которые использовали его при строительстве своего нового завода на речке Мишеронке, в трёх верстах от Гармонихи (А.С. Кожевников «Стеклянных дел мастера», газета «Ленинская Шатура» от 5, 12, 19 августа, 7 сентября 2004г).
«Дело Костеревых» на речке Мишеронке

Мишеронский (Мишуронский - название завода до второй половины XIX в.) стеклянный завод Костеревых сумел не только выдержать конкуренцию именитых соперников, но даже существенно увеличить темпы роста производства. К началу ХХ века он стал одним из ведущих предприятий России по объёму и качеству выпускаемой продукции.

История возникновения стеклянного завода на речке Мишеронке (Мишуронке) связана с «Делом о размежевании земель между титулярным советником Кустаревским и купеческими детьми Костеревыми в деревне Гармонихе и Лемешневе Покровского уезда» 31 августа 1836г. - 4 ноября 1836г.

Во Владимирское губернское правление из Покровского уездного суда:

«Присланный чрез почту прошением титулярный советник и кавалер Михайло Андреевич Кустаревский и Московские 3-ей гильдии купеческие дети, братья Андрей, Анисим и Симион Григорьевичи Костеревы... что из имения, доставшегося Кустаревскому по купчей крепости от ротмистрши Александры Сабуровой и майорской дочери, девицы Клавдии Викентьевой, состоящего Покровского уезда в деревнях Гармонихе и Лемешневой, продано упомянутым братьям Костеревым земли из числа 5794 дес. 249 сажень в единственном владении его при показанных деревнях состоящей 3000 десятин со строевым и дровяным на ней лесом, включая в её число продажи и пустошь Тювилину, на что купчая крепость во 2 департаменте Московской палаты гражданского суда совершена, и они, Костеревы, во владение оною по указу.

А по справке в уездном суде оказалось: Из дворян, титулярный советник Михаил Андреевич Кустаревский прошлого 1835г. сентября 12 дня по купчей купил у ротмистрши Александры Петровны Сабуровой и майорской дочери Клавдии Петровны Викентьевой имение, состоящее Покровского уезда в деревнях Гармонихе и Лемешневой 154 души со всею принадлежащей к оным селениям землею, сенными покосами и всеми угодьями без остатку.

Продал того же сентября в 13 день Московским 3-й гильдии купеческим детям Андрею, Анисиму и Симиону Григорьевичам Костеревым из следующей ему при деревнях Гармонихе и Лемешневой земли и прочих угодий 2384 десятины и в отхожей пустоши Тювилинской 616 десятины, всего 3000 десятин, в вечное владение». (ГАВО, фонд 40, оп. 1, дело 9312).

Таким образом, датой начала строительства Мишеронского стекольного завода следует считать 13 сентября 1835 года.

«Записка» Покровского земского суда по заводам и фабрикам, существовавшим в Покровском уезде (ф.14, т.3, д.81), приводит сведения о «стеклянном заводе при деревне Гармонихе на речке Мишуронке», принадлежавшем московской 3-ей гильдии купчихе вдове Ирине Семёновне Костеревой.

Пуск завода состоялся 24 января 1837 года сразу после завершения строительства. В то время завод представлял собой гуту, расположенную в деревянном строении. Кроме этого, на территории завода имелись: дом с принадлежностью - 1; мастерская гута - 1; мастерские избы - 18; гончарные для изготовления горшков в запас - 2; материальные амбары для складирования посуды - 6; кузница - 1; кирпичные сараи - 2, всего 31 строение.

На заводе работали 79 человек, в том числе: мастеровые вольнонаёмные из русских - 20, составщики - 2, откладчики - 2, гончары - 2, разнорабочие - 53. Никаких машин на заводе не имелось - все работы производились вручную. На заводе было задействовано 2 печи. В процессе варки стекла использовались следующие компоненты для составления шихты:


Гармонихи титулярного советника Кустаревского

Ниже в таблице приводятся сведения за 1838 год
по объёму и стоимости выпускаемой продукции:

Прикрепления: 6603449.jpeg(44Kb) · 4162361.jpeg(68Kb)


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
МонахДата: Суббота, 29.10.2011, 12:14 | Сообщение # 4
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
Наследным хозяином завода являлся Андрей Григорьевич Костерев (1793г. - 08.09.1860г.), покровский купец 3-ей, а затем 2-ой гильдии, владелец 1515 дес. земли в Селищенской волости. А.Г. Костерёв являлся официальным основателем стеклянного завода на Мишеронке в 1835 году (М.Н. Барышников. Деловой мир России. Историко-биографический справочник. Спб. «LOGOS», с.207-208).

Управляющим заводом был его младший брат Семён Григорьевич Костерев. Мишеронский завод стал стремительно набирать силу. К тому времени на стеклянном заводе работало 127 мастеров и баночников, в том числе 68 мужчин, 16 женщин, 26 подростков старше 10 лет и 17 мальчиков в возрасте до 10 лет. Труд был тяжёлым. Какая-либо механизация отсутствовала. Недалеко от гуты, к северу от промзоны, возникло и постепенно стало вырастать поселение рабочих людей, названное позднее официально Мишеронским, а с самого начала и до сих пор в простонародье - Мишеронь (А.С.Кожевников «Стеклянных дел мастера»).

По сведениям упомянутого выше сборника «Дороги Российской империи» (1863г.) поселение при «Мишуронском стеклянном заводе, расположенном в 64 верстах от уездного центра, состояло из 46 дворов. В них проживали 263 мужчины и 277 женщин».

На северо-западной окраине посёлка Мишеронский, сразу за огородами, до сих пор есть несколько небольших, но глубоких водоёмов. Это место в народе прозвали «ямы». Здесь в период производства гутного стекла завод брал глину для изготовления стекловаренных горшков, а позже - для изготовления красного кирпича.

Сразу за ямами шли луга, начинались сырые места - это Орефьево болото. Далеко за ним, в районе бывшего казённого леса, берёт своё начало речка Мишеронка.

На Орефьево болото ходили мастера-стеклодувы, где из низких ветвистых отбракованных сосен вырезали чурбаки, из которых сами изготавливали долока (или долоки). А готовились долока так. Брался обработанный чурбачок длиной 400-500 мм и с чистого от сучков торца вырубалось небольшое углубление. В процессе изготовления винной посуды в этом углублении обкатывалось раскалённое стекло с одновременным его выдуванием с помощью трубки. Затем выдутый шар растягивался и опускался в форму. Форма закрывалась, и мастер снова начинал дуть в трубку, чтобы горячее мягкое стекло приняло форму бутылки.

После этого форма открывалась и готовая бутылка держалась на трубке в руках мастера. Затем бутылка отмачивалась от трубки, заделывалось её горлышко. Приёмщик посуды на углублённой в форме изделия сетке уносил бутылку в опечек.

После суточной закалки в опечке при определённой температуре винные бутылки поступали в переборную, где их сортировали и упаковывали в кули для отправки потребителю. Наиболее опытных мастеров ставили на выработку больших бутылей ёмкостью от полутора до трёх вёдер. И по сей день в некоторых семьях хранятся и используются изготовленные на заводе бутыли.

Условия труда были весьма тяжёлые.

В гуте у большой печи несусветный жар и чёрная копоть, жёлтое пламя бьёт в глаза, в душу, в нутро. Гутные мастера, подмастерья или по-другому баночники - все почти нагие. Работа в огне, таскают из печных окон расплавленное стекло, всё вокруг жёлто, глаза слепнут. Старший задатчик кричит: «А ну, живей давай, ребята, поворачивайся!» Его голос глохнет в печном гуле.

Зимой, в самые трескучие морозы, в гуте, бывало, людей отливали холодной водой, чтобы в себя пришли. А каково было летом, в самую жару?

Обычно на все 12 часов работы делали две одышки (современный перекур) по четверти часа и одну залогу (перерыв) на час, чтобы дать людям у печей отдых. В первую одышку пили чай, чтобы совсем не сомлеть, в залогу - семейные люди ходили домой обедать, а летом, в самую жару не обедали вовсе, только брали с собой ломоть хлеба, да что-нибудь по мелочи - яичко, огурчик, репку и запивали квасом...

Как только стекломасса в горшках вырабатывалась, то мастера-стеклодувы уходили домой, а стекловары в это время вновь наваривали стекло в горшках.

На заводе был заведён такой порядок: как только стекло в горшках было наварено, по улицам посёлка шёл обходчик с длинной палкой и стучал по окнам, вызывая мастера - стеклодува на работу, причём это происходило в любое время суток.

Рядом с гутой находился большой, глубокий пруд, выкопанный в 1880 году для проведения досуга хозяев и служащих завода. Позже около него были устроены отдельно мужская и женская купальни. В тёплое время рабочие могли в перерыв или по окончании рабочего дня сполоснуться в пруду.

Вода в пруду была очень чистой, водилась разная рыба, особенно много было линей.

Речка Мишеронка, бравшая своё начало за Орефьевым болотом, впадала в пруд с одной стороны и вытекала с другой, неся дальше свои воды в реку Поля.

Жизнь рабочих стеклянного завода правдиво передана в опубликованном в 1870 году «Рассказе заводского хлопца», автором которого был известный русский писатель - народник Николай Николаевич Златовратский.

В отступление от нашей «Хроники...» расскажем о жизни и творчестве нашего замечательного земляка.

Старейший русский советский писатель, основатель знаменитых литературных “Сред”, Николай Дмитриевич Телешов в своём уникальном историческом и литературном труде “Записки писателя“, отметил, в частности, следующее: “В своё время, в восьмидесятых годах (19-го века), имя Николая Николаевича Златовратского было очень громким и значительным. Его “Крестьяне - присяжные“, его “Устои. История одной деревни“, его “Деревенские будни“ и «Рассказ заводского хлопца» читались с захватывающим интересом “.

Творчество Н.Н. Златовратского, весьма популярного в своё время писателя, самым тесным образом было связано с жизнью и бытом крестьянских поселений Владимирской губернии, разбросанных по обе стороны красавицы Клязьмы, в том числе и деревень Покровского уезда, находившихся в северной части современного Шатурского района. Об этой связи свидетельствуют воспоминания писателя.

Николай Николаевич Златовратский родился 14 декабря 1845 года во Владимире -на-Клязьме, в семье мелкого чиновника канцелярии губернского предводителя дворянства. Дед его был бедным сельским дьяконом Николо - Златовратской церкви, от названия которой, как полагают исследователи творчества писателя, и произошла эта звучная фамилия.

Семья жила бедно, основная часть отцовского жалованья уходила на книги, к которым с малых лет пристрастился будущий писатель, и плату за учёбу.

Отец пробовал писать прозу, сочинять стихи, очень хотел вместе с друзьями издавать свою газету. И вот однажды перед их маленьким домиком на глухой окраине остановилась тройка, запряжённая в огромный тарантас, из которого товарищи отца - студенты вытащили что-то тяжёлое и громоздкое, закутанное в войлок, и внесли в дом.

Всё происходило, по воспоминаниям писателя, очень торжественно и благоговейно. Оказалось, что это был печатный станок, который привезли из Москвы.

Но пылкие головы поторопились. Несмотря на то, что сам губернатор ходатайствовал о разрешении на печатание газеты, оно так и не было получено.

На этом “вольном“ станке юноша Златовратский сам отпечатал свои первые стихи, которые отец забраковал, но оговорился: “Не смущайся. С кем вначале промахов не бывает“.

Наиболее ярким воспоминанием юности Николая Златовратского явился приезд к ним из столицы в 1860 году широко известного в то время критика и публициста, соратника Н.А. Некрасова по журналу “ Современник “, Николая Александровича Добролюбова. Юноша с трепетом наблюдал через дверную щель, как автор широко известных и нашумевших литературно-эстетических, философских и исторических статей запросто беседовал с отцом, он запомнил молодое серьёзное лицо и мягкие, глядевшие из-за очков глаза на всю жизнь.

Закончив беседу, Добролюбов поднялся, пожал руку отцу и уехал, как оказалось - навсегда. Через год, в 1861 году он умер от чахотки, прожив на свете всего 25 лет.

Николай Златовратский не раз приходил на Волково кладбище в Петербурге, чтобы поклониться праху двух великих людей, похороненных рядом - Н.А. Добролюбова и В.Г. Белинского.

Всю жизнь в кабинете писателя висел портрет Н.А. Добролюбова...

19-го февраля 1861 года в Петербурге царь Александр II подписал “ Манифест “ об отмене крепостного права и “ Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости “, состоявшие из 17 законодательных актов. В связи с объявленной крестьянской реформой стране потребовалось значительное количество специалистов по землеустройству.

... Шёл третий год реформы. Весной 1864 года Николай Златовратский с отличием закончил Владимирскую гимназию, и одновременно сдал экзамен на звание землемера - таксатора. Через несколько дней он был направлен Владимирским губернским комитетом по крестьянскому делу для оказания населению деревень Покровского уезда помощи по землеустройству.

И вот юный землемер из Владимира отправился в первое самостоятельное путешествие. По Владимирскому тракту добрался до старинного села Ундол, затем повернул на юг, к переправе через реку Клязьму. Оказавшись на правом берегу, он был буквально очарован красотой окрестностей широкой и быстрой в этих местах реки и, как во сне, проехал по дороге мимо пахучего разнотравья заливных лугов и углубился в вековой лес Мещёрского края. Через несколько вёрст из-за леса показались золочёные маковки церкви, на пути лежало большое крестьянское поселение Илкодино. Сменив лошадку, Златовратский продолжил путь по старой Владимирской дороге и, не доехав немного до деревни Лемёшино, свернул к стекольному заводу, что на реке Мишеронке.

Он остановился в доме у хозяина стекольного завода или, как тогда писали и говорили, стеклянного завода.

Николай Златовратский был радушно принят в семье Костерёвых, сдружился с хозяйскими сыновьями Николаем и Иваном, неоднократно бывал на заводе у горшковых печей, где впервые наблюдал адски тяжёлый труд стеклодувов, и в то же время неповторимый по красоте процесс рождения стеклянного чуда.

Позже, на основе своих впечатлений, он напишет одно из первых своих произведений под названием “Рассказ заводского хлопца», о жизни рабочих стеклянного завода (рассказ будет опубликован в журнале «Отечественные записки»).

Напомним, что основной целью командировки Златовратского были вопросы землеустройства крестьянских поселений Покровского уезда, для разрешения которых он в течение всего лета 1864 года исколесил в коляске и верхом на лошадях, любезно предоставляемых Костерёвыми, и исходил пешком десятки вёрст по лесным дорогам нашего края.

Будущий писатель воочию наблюдал быт и нравы русских деревень, видел неумолимый процесс разрушения общинных устоев, восхищался живописной природой этих мест. Всё это, наряду с землемерской практикой, дало ему огромный фактический материал для будущего творчества.

Впоследствии, в своей эпопее крестьянской жизни “ Устои “, Николай Златовратский написал: “ В августе благодатные дни иногда выпадают нашей деревне, когда воздух так чист, что стоящие на самом краю горизонта белые сельские церкви кажутся прозрачными, как будто вылиты они из ярого воску; когда облачка нет на водянисто-лазурном небе, когда солнце одно торжественно-плавно плывёт по нём и словно пристально смотрит на пригретые им деревенские нивы. Обыкновенно с утра до заката пуста и безмолвна в эти дни деревенская улица. Тут никого нет - ни взрослых, ни малых, ни старика, ни младенца. В избах окна закрыты, ворота замкнуты, живого движения почти не видать, и только один старый дуб медленно качает своею удручённою веками вершиной. А между тем слышишь, как невнятный, но сплошной гул жизни несётся непрерывно справа, слева, сзади: слышишь скрип тяжело нагруженных возов, фырканье лошадей, окрики мужиков, плач грудных детей, звонкие голоса деревенской молодёжи, иногда её здоровый, переливчатый смех, или высокий фальцет матерей, раздражённо покрикивающих на забаловавшихся ребятишек.

И весь этот гул человеческой жизни также несмолкаемо висит в воздухе, как гул пчёл на пасеке; как будто всё живое выбралось из деревни и где-то там, за околицей, расположилось становищем кругом. Чувствуешь, что стоишь в центре какого-то жизненного процесса, в котором не участвуешь, но который какою-то непостижимою властью подчиняет себе. Самый деревенский воздух в это время полон раздражающей кровь ароматичности: чем ближе к деревне, тем он влажнее, теплее, гуще и пахучее, как будто входишь в просторную сенницу, набитую свежим, только что привезённым сеном, так что ещё кругом не успела осесть мелкая, пахучая пыль сенной трухи.

Чувствуешь, как эта пыль неприметными для глаз облаками носится над всею деревней, а над гумнами, за околицей, где теперь сосредоточилась вся деревенская жизнь, к этой ароматической сенной пыли прибавились облака золотистых усиков от ржаных колосьев, которые искрятся в солнечных лучах, как снежинки в ясный морозный день. Всё это образует ту смешанную сытную, хлебную атмосферу сельской страды, которой дышит грудь земледельца и которая, несомненно, представляет один из животворных элементов деревенской природы, восстановляющих народные силы из-под гнёта горя, нужды и мрака”.

В конце августа, закончив дела по землеустройству в деревнях на правом берегу Клязьмы, Златовратский распрощался с хлебосольными хозяевами стекольного завода и тронулся из Мишерони в обратный путь, на этот раз с заездом в уездный центр - село Покров. Маршрут его проходил через деревни Курилово, Баженово, через реку Ушму и к переправе через Клязьму. Справа осталось таинственное озеро с древним названием Кендур, слева - аж целое ожерелье удивительных по красоте озёр с не менее красивыми названиями: Верхнее, Оленье, Сеньга, Светец, Круглец, Находное ...

Через год, то есть в 1865 году, Николай Златовратский уехал в Москву, где стал вольнослушателем словесного факультета Московского университета, наступили голодные студенческие дни.

Чтобы заработать на хлеб, бедный студент начал давать частные уроки детям крупного заводчика в Кожевниках, но это продолжалось недолго, затем он взялся сочинять разные прошения и защищал всякие дела у мировых судей в интересах ночлежников знаменитого в Москве Хитрова рынка. Все эти консультации производились в кабаках, в том числе и в печально известном трактире с жутковатым названием “ Ад “. В этом притоне, в один из промозглых декабрьских вечеров 1865 года, Николай Златовратский случайно познакомился со студентами Николаем Ишутиным и Дмитрием Каракозовым.

Как оказалось позже, в этом трактире происходили собрания террористической организации, на которых разрабатывался план нападения на царя. Душой организации и её идейным вдохновителем был Николай Ишутин, а исполнителем коллективной воли стал Дмитрий Каракозов, который 4 апреля 1866 года стрелял в царя Александра II. Правда, стрелял неудачно, вслед за этим последовали аресты членов организации и ссылка их на каторгу, а Каракозов был повешен.

Впоследствии, только в очень дружеских беседах, когда речь заходила о каракозовском процессе, Николай Златовратский вспоминал, как чуть было не попал в то время под влияние ишутинских боевиков.

Летом 1866 года он бросил учёбу в университете и уехал из Москвы в Петербург, где поступил в Технологический институт. И здесь с учёбой не повезло.

Из-за прогрессирующей нищеты молодой человек оставил мысль о высшем образовании и поступил на работу в одну из газет. С этого времени началась его литературная деятельность.

В 1870 году в “Отечественных записках“ был опубликован рассказ о жизни рабочих стекольного завода, мотивом для написания которого послужила летняя поездка автора в 1864 году.

В 1872 году писатель уехал из Петербурга и целиком отдался литературному труду, которому посвятил все дальнейшие годы жизни.

В 1878 - 1883 годах Златовратский написал роман “ Устои. История одной деревни “ - самое крупное и значительное из своих произведений, в котором он на основе личных наблюдений описал события, происходившие в деревнях Владимирской губернии и явившиеся результатом крестьянской реформы 1861 года.

Резонанс после опубликования романа был такой, что в течение последующих 25 лет книги писателя были запрещены к чтению в народных библиотеках.

В начале девятисотых годов Николай Златовратский являлся непременным участником известной литературной группы “Среда“, в которой принимали активное участие такие признанные мастера художественного слова, как Дмитрий Мамин (Сибиряк), Антон Чехов, Юлий Бунин, Александр Попов (Серафимович), Максим Горький, Викентий Смидович (Вересаев), Леонид Андреев, который немного позже привёл с собой молодого Бориса Зайцева...

После 1905 года произведения писателя-народника вновь были разрешены к легальному чтению, а в 1909 году он был избран почётным академиком по разряду изящной словесности.

Самобытный писатель из города Владимира-на-Клязьме Николай Николаевич Златовратский, юность которого и последующая творческая деятельность были связаны в том числе и с нашим Шатурским краем, умер в 1911 году.

В советское время произведения писателя несколько раз переиздавались.
(А.С. Кожевников «На стыке двух губерний», «Стеклянных дел мастера»).


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
МонахДата: Суббота, 29.10.2011, 12:16 | Сообщение # 5
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
Обозы с продукцией стеклянного завода из Мишерони «по зимнику» направлялись в Москву и Санкт-Петербург гужевым транспортом, а начиная с 1862 года на станцию «Костерево» Нижегородской железной дороги. Станция была построена И.А. Костеревым и названа в знак уважения его заслуг. Кроме объектов железнодорожной станции, были сооружены подъездной путь с поворотным кругом, жилой дом для его семьи (сейчас в нём размещается школа), построен дом для управляющего, почта, склады готовой продукции и сырья. Можно предположить, что И.А. Костерев имел очень выгодный для себя деловой контракт с царским министерством путей сообщения. Обычно при постройке Нижегородской железной дороги станции получали свои наименования от близлежащих сёл. Следуя подобной практике, станция «Костерево» должна была названа «Бармино». Но в данном случае министерством было допущено отступление от правила... Нижегородская железная дорога, построенная акционерным обществом французских капиталистов, соединила сердце России - Москву с первенствующей в России ярмаркой в Нижнем Новгороде. По Владимирской губернии железнодорожная колея пролегла на протяжении 275 верст между станциями Орехово и Горбатовка. Станция «Костерево» быстро стала перевалочной базой. На разъезд для Мишеронского стеклянного завода по железной дороге поступало сырьё (известь) и битое стекло, а с завода регулярно подвозилась готовая продукция. Транспортом, связывающим 28-ми километровый путь от завода до станции, летом и зимой были лошади, запряжённые в повозки или сани.

Одновременно подъездные пути станции «Костерево» стали использоваться фабрикантами Морозовым Т.С. (Никольская мануфактура), Лосевыми А.Н. и Л.Н. (Собинская мануфактура) для организации перевалочного пункта древесины, привозимой с принадлежавших им лесных делянок, а также местного топлива с торфоразработок. В конце 80-х годов XIX века при станции «Костерево» возник и стал разрастаться одноимённый рабочий посёлок и в 1894 году была основана фабрика Фотия Уткина по изготовлению челноков к текстильным станкам. Следует отметить, что место это с 1572 года называлось от церковного прихода Абакумовским, Федосеевым, Липной. А городом Костерёво оно стало 28 июля 1981 года. (Газета «Вперёд» 16 апреля 1997г., г. Петушки Владимирской области).

Продолжатель дела Иван Андреевич Костерев (р.ок. 1807г. - 14.02.1867г.) был крупным землевладельцем Покровского уезда. Он внес значительный финансовый вклад на устройство нового каменного храма в селе Власовское Селищенской волости - свыше 12 000руб. серебром.

Брат Ивана Андреевича, Никифор Андреевич Костерев (01.10.1818г. - 01.10.1878г.) - московский 2-ой гильдии купец, Потомственный почетный гражданин, кавалер. По сведениям о владельцах земель в Покровском уезде за 1872 год Н.А. Костерев имел 11643 десятин земельных угодий. В 1855 году он «приватно проживал на стеклянной Мишеронской фабрике». Был церковным старостой деревянной церкви в с. Власовское. 25 августа 1862 года подал прошение Епископу Владимирскому и Суздальскому об устройстве на собственные средства нового каменного Покровского храма в с. Власовское и внес первый вклад в размере 8000 руб. серебром. В период 1862 - 1866гг. совместно с братом Иваном Андреевичем осуществил строительство, обустройство и украшение нового храма, внес решающий финансовый вклад 88683 руб. серебром. (В.Добронравов «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии». 1897г. г. Владимир. Вып.4 С. 471-474). За активное участие в строительстве Покровского храма в селе Власовское Никифор Андреевич Костерев в 1868 году был награжден орденом Св. Анны 3-ей степени.

Расцвет Мишеронского завода братьев Костеревых в последней трети XIXв
Наследными владельцами Мишеронского завода после смерти И.А. Костерева с 1867 года становятся его сыновья - Николай и Иван. Именно они в течение последующих 40 лет были бессменными хозяевами завода, который вплоть до национализации в 1918 году именовался «Мишеронский стеклянный завод Товарищества «Братья Н. и И. Костеревы».

Во второй половине XIX века, после отмены крепостного права в России, Мишеронский завод расширился и рабочими завода становились разорившиеся крестьяне ближайших сёл и деревень. Начиная с 1864 года, сложилось прочное сотрудничество предпринимателей виноторговцев и винопромышленников Смирнова Петра Арсеньевича и его сына Петра Петровича с хозяевами Мишеронского завода Костеревыми. После Нижегородской ярмарки 1886 года Мишеронский стеклянный завод стал постоянным поставщиком винной тары разного достоинства с товарными знаками Товарищества «Смирновъ и С» и «Погреб Высочайшего двора».



Деловые контакты братьев Костеревых сложились с владельцами фарфорового завода в Дулёво купцами Кузнецовыми.

В Покровском уезде имели земельные участки владельцы Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К°» - Морозов Тимофей Саввович (1823-1889гг.), а затем его сын Савва Тимофеевич (1861-1905гг.), которые занимались в Селищенской волости лесозаготовками и добычей торфа.

Вырабатываемая на Мишеронском заводе продукция «отличалась разнообразием: разноцветная винная посуда, специальные заказы из костяного стекла, плафоны разных размеров, лампады, фигурные изделия, в том числе белый и чёрный медведь, рыба карась из цветного стекла, гитары из хрустального стекла, цветочницы и много других изделий» (А.С. Кожевников «Стеклянных дел мастера»).

Бутылки для дорогих вин, кувшины из цветного стекла, другие оригинальные изделия Мишеронского завода Костеревых неоднократно экспонировались на российских и международных выставках*, где им неоднократно присуждались награды:



* Примечание: сведения представлены в «Отчёте чинов фабричной инспекции Владимирской губернии. 1894-1897. Вторая специальная часть (таблицы и приложения)».

Уже в те годы образовались династии настоящих мастеров своего дела - стеклодувов, среди которых первыми были Барсковы, Дементьевы, Жуковы, Кожевниковы...

И по сей день в мишеронской земле, например, при копке огородов, попадаются красивые, овальные и немного вогнутые по форме, с рифлёными выпуклыми надписями и двуглавым орлом, части винной посуды, назовём их по-современному - товарные знаки, из стекла разного цвета: от светлого прозрачного до переливающегося перламутром тёмнозелёного.

Перед нами несколько таких изделий. Они имеют форму овала с размером по длине от 40 мм до 60 мм, и по ширине от 25 до 45 мм, толщина стекла около 10 мм. Очень многое могут рассказать эти уникальные изделия, в первую очередь, надписи на них. Ведь этим товарным знакам, или по старому названию - печатям, сколотым от винных бутылок, изготовленных на Мишеронском стеклянном заводе, более 100 лет. Интересно, что эти знаки располагались или на дне бутылки, или на её боковой стороне.

Вот один из них, с красивой рифлёной надписью «Смирновъ и С». Да, это очень известный в своё время человек Пётр Арсеньевич Смирнов (1831-1898 г.г.), виноторговец и винопромышленник, московский и петербургский (с 1892 г.) 1-ой гильдии купец, коммерции советник, учредитель (1893 г.) и директор Товарищества водочного завода, складов вина, спирта и русских и иностранных виноградных вин П.А. Смирнова в Москве, член Московского комитета попечительства о бедных, почётный член Московского совета детских приютов ведомства императрицы Марии Фёдоровны, попечитель Александро-Мариинского женского училища, почётный член попечительского совета Московской глазной больницы, попечитель Иверской общины сестёр милосердия, староста Благовещенского и Верхоспасского соборов Московского Кремля и, наконец, поставщик императорского двора.

Он начал выпускать свою знаменитую водку в 1864 году, предварительно договорившись с хозяином Мишеронского завода о поставке крупной партии винной тары. Так началось сотрудничество предпринимателей Смирновых с Костерёвыми. Дело Петра Арсеньевича Смирнова продолжил его сын Пётр Петрович Смирнов (1868-1910 гг.).

В 1886 году на Нижегородской ярмарке водку Смирновых отведал сам Александр III и тут же пожаловал купцу звание поставщика. Пётр Смирнов продолжил сотрудничество с братьями Николаем и Иваном Костерёвыми, были обговорены вид и форма новой винной тары для поставки продукции в погреба императорского двора.

Изготовленные образцы бутылок разного достоинства с товарными знаками «Смирновъ и С» и «Погребъ высочайшаго двора» получили одобрение и была заключена сделка на поставку винной тары с Мишеронского стеклянного завода...

Несколько строк в виде отступления о поставщиках императорского двора.

Как хотите, но «Поставщик Императорского Двора» звучит куда лучше, чем «эксклюзивный дистрибьютор».

Звание поставщика двора появилось очень просто - когда монарху нравился какой-либо товар, он звал мажордома и повелевал: «Впредь покупать только у этого». Придворные находили продавца и скупали у него сразу всю продукцию, будь то вино или перчатки. Ведь всё, что монарх ел, пил или носил, немедленно входило в моду.

В России с 1824 года предприниматели, удостоившиеся права постоянно доставлять свою продукцию ко двору, получали диплом и звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества» и могли украшать свои вывески и рекламные объявления императорским гербом. К концу 19 века их было более 30. Из них 3 производили еду, 5 - напитки и табак, 7 - галантерею, 7 - промышленные изделия, 10 - предметы роскоши. Среди поставщиков двора были также металлургические и машиностроительные предприятия. Дело в том, что в этот список прежде всего включались те, кто производил продукцию, полезную не только для царского двора, но и для всего государства. Отсюда и строгий отбор претендентов - они обязаны были в течение восьми лет занимать первые места на губернских торгово-промышленных выставках. Более того: за весь этот период предприятие не должно было получить ни единой рекламации от клиентов. Добытый с таким трудом титул ценился предпринимателями выше дворянского звания. Ради получения заветного диплома промышленники шли на всё - колесили по заграницам в поисках новых технологий, бесплатно слали образцы товаров в государственные инстанции. Только взяток не давали - это было бесполезно, поскольку каждый диплом подписывал сам царь.
Прикрепления: 5483667.jpeg(65Kb) · 2814907.jpeg(40Kb)


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
МонахДата: Суббота, 29.10.2011, 12:18 | Сообщение # 6
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
Если получить звание поставщика было трудно, то лишиться его - очень легко. Император Александр III наградил высоким званием мебельщика Фридриха Мельцера за работу по обустройству Аничкова дворца. Но уже через год разразился скандал: Мельцер представил к оплате два счёта за одну и ту же работу, после чего царь вообще запретил дворцовому ведомству обращаться к нему с заказами.

В список поставщиков входили крупные предприятия России: Путиловский завод, текстильные фабрики Прохоровых, Коноваловых и Рябушинских, нефтяной концерн братьев Нобелей, стекольные заводы Мальцовых, Костерёвых. Их продукция требовалась царям не только для укрепления государства, но и для подарков.

Например, для торжеств по случаю 300-летия Романовых в Москве было в числе прочего заказано 200 тысяч штук сукна, 30 тысяч аршин цветных лент, 10 тысяч вёдер водки. Всю эту продукцию тоже было принято закупать у придворных поставщиков.

Если в какой-то отрасли появлялись два-три крупных монополиста, звание старались давать всем - чтобы не мешать честной конкуренции. Так было с фарфоровыми заводами Кузнецова и Гарднера, стекольными заводами Костерёвых, Бахметьева, Мальцова...

По этим удивительным стеклянным знакам на винной таре можно проследить географию связей стеклянного завода Костерёвых с винодельческими заводами как в России, так и за рубежом.

Перед нами красивый знак с винной тары, сделанной для известного московского виноторговца Депре. По проекту талантливого архитектора Р.И. Клейна Депре построил на Петровке большой дом, в котором располагались огромные винные подвалы с колоннами и арочными сводами.

Ещё один товарный знак, сколотый с винной бутылки. На нём надпись «L. Вauer*C». «Мишеронский стеклянный завод товарищества «Братья Николай и Иван Костерёвы» выполнял заказы и для известного водочного предпринимателя Л. Бауера.



В уездном городке Крапивна Тульской губернии были хорошо известны купцы братья Тимофеевские, которые имели свой винный завод. Они производили наливки, настойки, которые славились даже за границей (зубровка, петровка, вишнёвая, сливовая, анисовая, тминная, перцовая, малинная, грушевая, рябиновая, калгановая, полынная, имбирная и прочие). Братья держали винные подвалы, где изготовлялись и хранились знаменитые наливки и настойки, которые на заграничных выставках получали золотые и серебряные медали. Согласитесь, что прекрасное содержание должно было быть облечено в не менее красивую форму и этой формой служила винная тара, которая поставлялась Костерёвыми.



Необходимо заметить, что многие известные предприниматели в то время были высокообразованными людьми, интересовавшимися не только своими доходами, но и литературой, музыкой, искусством. Одним из доказательств моего утверждения служит архивная фотография почти столетней давности, где гостями у Сен-Санса во время русских исторических концертов в Париже были наряду с такими людьми искусства, как композиторы Римский-Корсаков, Рахманинов, певец Шаляпин, водочные фабриканты Смирнов и Бауер...

Вот о чём могут поведать эти изящные стеклянные части винных бутылок, которые я назвал по-современному товарными знаками. Очень интересные находки ещё попадаются в древней мишеронской земле...

В «Отчёте чинов фабрично-заводской инспекции Владимирской губернии 1894-1897 гг.» представлены также сводные данные о средних месячных заработках рабочих «по стеклянному производству» (стр. 266, 267). Отмечалось резкое колебание в заработках рабочих отдельных специальностей: гончары (горшечники) - 24руб. 11 коп.; шурали (газовщики) - 11 руб. 45 коп.; составщики - 10 руб. 54 коп.; ученики-баночники - 8 руб. 72 коп.; хлопцы (принимальщики) - 4 руб. 68 коп.; мастера-баночники - 20 руб. 08 коп. Заработки рабочих не были высокими, но и цены на товары тоже были доступными. Рубль был обеспечен золотом Российской империи и даже на копейку можно было в мелочной лавке чем-то отовариться.

Так вот, лошадь в конце девятнадцатого века можно было купить за 40-60 рублей, корову и того дешевле. В это время четверть ржи в зерне (8 пудов) стоила не больше 15 рублей, четверть гречихи - 5,5 -6,5 рублей. (Галина Крамич «История и тайны земли Шатурской», г.Шатура, 2003г., стр.131,152,153).

Динамика роста производственных показателей Мишеронского бутылочно-стеклянного завода братьев Костеревых, Николая и Ивана Ивановичей за 20 лет XIX века представлена в сводной таблице:
Прикрепления: 3473467.jpeg(27Kb) · 5050289.jpeg(27Kb) · 4834650.jpeg(42Kb)


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
МонахДата: Суббота, 29.10.2011, 12:20 | Сообщение # 7
Найфоман
Группа: Администраторы
Сообщений: 5516
Имя: Михаил
Награды: 0
Статус: Offline
По сведениям «Отчета чинов Фабричной инспекции Владимирской губернии за 1894-1897гг.:

«Мишеронский бутылочно-стеклянный завод Костеревых основан в 1835г. Две стекловаренные печи с двумя регенеративными топками на 10 горшков каждая были расположены в капитальном здании из кирпича. Регенеративные печи поставлены взамен обыкновенных в 1890 году. Керосиновый двигатель для приведения в движение бегунов и дезинтеграторов поставлен в 1895 году. Количество рабочих: 213 мужчин, 6 женщин, 46 малолетних. Производительность - 2854350 бутылок на сумму 155152р. При заводе имеются жилые помещения в виде отдельных домов на 2-4 семьи для всех рабочих - пользование бесплатное. По воскресным дням проходят народные чтения. Для пособий нуждающимся рабочим ежегодно расходуется из конторских сумм около 1000 рублей».

По статистическим сведениям («Фабрики, заводы и прочие промышленные заведения Владимирской губернии. Изд. Владимирской губернской земской управы», 1890г., стр. 110, 111, 126, 127, 166, 167) на Мишеронском бутылочно-стеклянном заводе Потомственных почётных граждан братьев Николая и Ивана Ивановичей Костеревых было 2 стеклоплавильных печи по 10 горшков, одна переменная газовая печь, 3 печи для отжига горшков и 17 печей закальных, опечковых и обжигальных. Помещение гуты освещалось только светом печей. На заводе трудилось 255 рабочих, в том числе 9 женщин и 43 подростка. Годовое содержание рабочих составляло 38 900 рублей. При заводе имелась школа на 40 учеников и был открыт приемный покой на 3 кровати. Врач посещал завод еженедельно, а фельдшер постоянно находился в медицинском приёмном покое, расположенном за территорией промышленной зоны. Фельдшером служил Пётр Александрович Орлов. При фельдшерском пункте работала аптека.

В упомянутом «Отчёте» также представлены дополнительные сведения о Мишеронском бутылочно-стеклянном заводе братьев Костеревых, который в 1895 году выпустил 2 854 350 бутылок общим весом 106 500 пудов на сумму 155 152 рублей. Завод технически совершенствовался путем внедрения технологических новинок. В этом же году был запущен керосиновый двигатель для приведения в движение бегунов и дезинтеграторов, поэтому стекловаренные печи стали работать с регенеративными топками. Это повысило производительность и снизило потребление дровяного топлива.

По сведениям, приведённым в «Памятной книжке Владимирской губернии за 1900 год», состав материалов, употребляемых для производства стекла в 1897 году, включал в себя:


Поставка стеклобоя, материалов и сырья производилась из-за границы, Москвы, а также Московской, Владимирской и Воронежской губерний.

Объём производства бутылок разных сортов для вин, фруктовой воды и водки составил около 3,5 млн. штук весом 122283 пудов. Выработанные изделия сбывались через находящуюся в Москве контору. «Правления Товарищества стеклянных заводов «Бр. Н. и И. Костеревы» по всей Европейской и Азиатской России. В этот период инженером на стекольном заводе трудился Симченко Иван Ефимович. Он и его жена Анастасия Григорьевна, урождённая княжна Грузинская, проживали в заводском доме возле конторы.

Материалы «Ведомости о церкви Покрова Пресвятой Богородицы в селе Власовском Владимирской губернии Покровского уезда за 1889 год» сообщают о том, что «Церковный староста Потомственный почетный гражданин Покровский 1-ой гильдии купец Николай Иванович Костерев вступил в должность с 1-го января 1872 года. С 1873 года состоит попечителем Власовского земского училища, за пожертвование в которое получил благодарность Губернского Училищного Совета. Указом Владимирской Духовной Консистории от 19 марта 1873 года за № 2002 ему объявлена признательность и благословение Его Высокопреосвященства за пожертвование на устройство местной церкви 16893 р. 55 к. собственного капитала» (ГАВО. ф.556, сп.1, д. 3437).

Неразрывными нитями с историей Власовской церкви в XIX в., сначала деревянной, а затем и каменной, связана деятельность потомственных священнослужителей Ундольских. Эта фамилия произошла от названия родового села Ундол Владимирского уезда (ныне г. Лакинск Собинского района Владимирской области). Василий Павлович Ундольский (ум. 1883г.) долгое время осуществлял свою деятельность в церкви села Власовское Покровского уезда. После смерти отца от скоротечной чахотки его сын 19-летний Павел Ундольский, оставив мечту о Московском университете, был рукоположен архиепископом Владимирским Феогностом в священники церкви села Власовское. Он заменил на этом поприще своего отца и вскоре женился на Манефе Виноградовой. Отец её, Александр Иванович Виноградов (1834-1908 гг.), служил протоиреем в Успенском соборе г. Владимира.

Весьма плодотворным был период службы Павла Ундольского в с. Власовское. Он одновременно состоял заведующим Владимирским отделением книжного склада Братства Святого Благоверного князя Александра Невского, а в 1886 году стал законоучителем и заведующим им же устроенной женской церковно-приходской Власовской школы. Семью священников Ундольских издавна хорошо знали купцы Костеревы, в том числе и владельцы Мишеронского стеклянного завода. Они имели прочные торговые связи с «чайным королем» А.Г. Кузнецовым. Прослышав о вакансии священника во вновь строящейся Воскресенской церкви в имении «Форос» в Крыму, Костеревы порекомендовали Кузнецову молодого и подающего надежды Павла Ундольского, тем более, что у него уже тогда появились признаки туберкулеза лёгких. Ундольские в Крыму были дружны с А.П. Чеховым. Всего в семье Павла и Манефы было 14 детей (четверо родились во Власовском).

К концу XIX в. стеклянный завод Костерёвых в Мишерони (со второй половины ХХ в. - посёлок Мишеронский) уже насчитывал около 300 рабочих. Значительно выросло население заводского посёлка - появились новые улицы частной застройки. Число жителей перевалило за тысячу... Теперь весьма остро встал вопрос о строительстве «своего» храма для мишеронских прихожан.

5 ноября 1899 года в Строительном Отделении Владимирского Губернского Правления было заведено дело № 368 по отношению Владимирской Духовной Консистории о рассмотрении проекта на постройку церкви-школы на Мишеронском стеклянном заводе Покровского уезда (Государственный архив Владимирской области: фонд 40, опись 137, № 1134). Дело было рассмотрено в короткие сроки. Согласно протоколу от 3 февраля 1900 года Совещательное Присутствие техников Строительного Отделения Губернского Правления по рассмотрению означенного проекта: «Нашло его составленном в техническом отношении удовлетворительно и поэтому постановило: проект этот утвердить и постройку по нему, при вышеуказанном заводе, церкви-школы дозволить, считать, чтобы: 1-ое - лестницы были в несгораемой клетке и отделены каменным брандмауэром от остальных помещений и 2-ое - работы производились под наблюдением и ответственностью техника, имеющего на то право, о чём сделать на проекте установленную подпись, препроводить его во Владимирскую Духовную Консисторию, оставив с него копию при деле, которое считать конченным».
Подписи:
Губернский Инженер И. Карабутов
Младший Инженер Н. Корицкий
И.Д. Младшего Архитектора П. Бегенч.
И.Д. Делопроизводителя Е. Логода.

Автором проекта 2-этажного здания церкви-школы в Мишерони являлся архитектор А. Ладков. Согласно проекту на первом этаже располагался Крестовоздвиженский храм с престолом Святителя Николая Чудотворца и приделом Покрова Пресвятой Богородицы. На втором этаже размещались учебные классы церковно-приходской школы на 78 учеников, а также библиотека и две квартиры для учителей. Храм и школа были торжественно освящены и открыты 20 августа 1902 года.

Первым священником Крестовоздвиженской церкви стал Иоанн Виноградов. Он происходил из семьи потомственных священнослужителей г. Владимира. Его отцом был известный протоирей Виноградов А.И., а сестрой уже упомянутая Манефа Виноградова, жена Павла Ундольского. Это было самое большое здание в посёлке, которое отличалось своеобразием архитектурных узорчатых форм кирпичной кладки, выложенными мастерами той эпохи.
Товарищество стеклянных заводов «Братья Н. и. И. Костеревы» на рубеже XIX - ХХ веков

В 1898 году образовалась промышленная фирма, специализирующаяся на производстве бутылок, которая затем преобразовалась в паевое «Товарищество», которое возглавили Николай Иванович Костерев, Иван Иванович Костерев и Алексей Ильич Коринский. В состав Товарищества, кроме Мишеронского завода, входил Серженский стеклянный завод в с. Копнино Переславского уезда Владимирской губернии, основанный в 1858 году московским 3-ей гильдии купцом (с 1844г.) Андреем Григорьевичем Костеревым. На этом заводе работала одна стеклоплавильная печь на 8 горшков, 2 переменных печи, 6 закальных и 2 обжиговых печи на 5 и 6 горшков. На заводе трудилось 95 рабочих, в том числе 45 подростков. Годовое содержание рабочих составляло 18 680 рублей. При заводе была открыта школа на 38 учеников. Губернская земская оценка - 12 500 рублей.

По сведениям справочного издания «Список фабрик и заводов Европейской России» (г. С.-Петербург, 1903г.) - Мишеронский завод Товарищества стеклянных заводов «Братья Н. и И. Костеревы» близ деревни Лемешнево изготавливал бутылок зеленых на 205 600 руб., белых и полубелых - на 219 300 руб., а число рабочих составляло 271.

В начале ХХ в. на Мишеронском и Серженском заводах Товарищества «Братья Н. и И. Костерёвы» было занято 450 рабочих, производилось продукции на 500 тыс. рублей в год. В 1903 году основной капитал составил 750 тыс. рублей (250 именных паев по 3 000 рублей с купонами на десять лет), прибыль - 21,7 тыс. рублей, дивиденд - 2,5%. Общие собрания пайщиков проходили в Москве не позднее сентября месяца. При этом 1 пай давал право одного голоса, с ограничений для одного лица правами владельца десятой части капитала.

Позднее, со смертью одного из владельцев завода Н.И Костерева (14.04.1849г. - 27.10.1905г.), Товарищество лишилось характера семейного дела Костеревых. К 1913 году при новом составе правления (директор-распорядитель П.П. Блинов, А.И. Блинов, Н.В. Филиппов), прибыль достигла 37 732 руб. Правление размещалось в Москве, Гранатный пер., 20. (Владимирская энциклопедия. - г. Владимир, 2002г., с. 238).

Количественный состав предприятий стекольной промышленности Владимирской губернии в начале ХХ века по сравнению с последним десятилетием XIX века возрос незначительно. Увеличение объёмов выпускаемой продукции отрасли осуществлялось уже за счёт прироста предприятий. В 1913 году в губернии действовало 33 стекольных завода, из них:
Судогодский уезд - 26
Меленковский уезд - 4
Александровский уезд - 1
Покровский уезд - 1 (Мишеронский завод)
Переславский уезд - 1 (Серженский завод)

По уровню стекольного производства Владимирская губерния сохранила свою ведущую роль в России. Среди стекольных заводов прочные позиции занимал Мишеронский завод, созданный купцами Костеревыми. Это позволило в Советский период (1917-1991гг.) Мишеронскому стекольному заводу «Пионер» достичь величия и стать гигантом социалистической экономики СССР. Но это уже совсем другая история.

В работе над этой статьёй авторами были использованы материалы книг:
Анатолий Гусаров «Хрустальная империя Мальцовых, или о чём поёт хрусталь...» Гусь-Хрустальный, 2002г. (с. 159-161).
В.Н. Миронов «История стеклоделия и его роль в экономике Владимирской области» Москва, 2000г. (с. 23-24; 33-37; 41-51; 76-79).
В.Ф. Свирский «Фабрики, заводы и прочие промышленные заведения Владимирской губернии. Владимир. 1890».
Д. Барсков,
кандидат технических наук,
член Союза краеведов
России, г. Москва;

А. Кожевников
член Союза краеведов
России, г. Шатура
Прикрепления: 8939338.jpeg(28Kb)


Приму в дар ножи РИ и СССР , и то что с ними связано.
 
НикаДата: Суббота, 25.08.2012, 21:51 | Сообщение # 8
Группа: Проверенные
Сообщений: 586
Имя: Анатолий
Награды: 0
Статус: Offline
Мишеронский стекольный завод Костеровых.





06.04.16. перенесено из раздела идентификации.
Прикрепления: 7079005.jpg(61Kb) · 8828070.jpg(104Kb)
 
ШтирлицДата: Понедельник, 08.09.2014, 22:59 | Сообщение # 9
Группа: Проверенные
Сообщений: 3869
Имя: Игорь
Награды: 8
Статус: Offline
Вот и определилась бутылочка. Спасибо всем за участие.

Прикрепления: 6859365.jpg(112Kb)
 
ШтирлицДата: Суббота, 11.07.2015, 15:40 | Сообщение # 10
Группа: Проверенные
Сообщений: 3869
Имя: Игорь
Награды: 8
Статус: Offline
рекламный проспект завода. Фото из музея г. Устюжна.





Прикрепления: 3098332.jpg(47Kb) · 8495677.jpg(50Kb) · 7260559.jpg(55Kb) · 8430749.jpg(47Kb) · 1311734.jpg(53Kb)
 
ШтирлицДата: Среда, 24.02.2016, 15:55 | Сообщение # 11
Группа: Проверенные
Сообщений: 3869
Имя: Игорь
Награды: 8
Статус: Offline
Прикрепления: 8542610.jpg(144Kb)
 
Форум » Полезная информация » Стекольные заводы/ фабрики » Мишеронский стекольный завод Костеревых (во Владимирской губернии)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Steclub.ru © 2011 - 2017

Вторник, 05.12.2017г.